Генерал танковых войск Кравченко А.Г.


"Человек – это могучий дуб. Более могучего дуба природа не знает."

Лотреамон

Кравченко А.Г.

Кравченко Андрей Григорьевич, дважды Герой Советского Союза генерал-полковник танковых войск, родился 30 ноября 1899 г. на хуторе Сулимин, ныне с. Сулимовка Яготинского района Харьковской области в бедной крестьянской семье. В раннем детстве лишился матери. Вместе со старшим братом Даниилом восьмилетний Андрей начал работать в помещичьих экономиях графа Мусина-Пушкина. Учиться Андрей мог только зимой, ему удалось окончить трехклассную сельскую школу. После гибели брата на германском фронте в Первой мировой войне Андрей Кравченко в конце апреля 1916 г. поехал в г. Киев и поступил работать в строительно-техническую контору, а апреле 1917 г. он возвратился в деревню и работал вместе с отцом до ноября 1918 г. Затем Кравченко вместе с местными партизанами поступил добровольцем в 1-й Таращанский полк 44-й дивизии, где воевал до середины марта 1920 г. рядовым бойцом против банд Петлюры и белополяков. С марта 1920 г. до апреля 1921 г. участвовал в боях против белополяков в должности младшего командира в 60-м стрелковом полку 7-й Владимирской дивизии.

После окончания Полтавской военной школы Андрей Кравченко был командиром отделения, затем взвода, роты во 2-м батальоне связи в г. Тифлисе. В сентябре 1925 г. поступил в академию РККА имени М.В. Фрунзе, которую окончил в июле 1928 г. и получил назначение на должность начальника штаба 21-го стрелкового полка 7-й Черниговской дивизии. В октябре 1930 г. Кравченко А.Г. был назначен на должность преподавателя тактики на курсах (ЛБТКУКС) в г. Ленинграде. С ноября 1931 г. до февраля 1932 г. – преподаватель тактики и начальник мотомех. курса на ЛБТКУКС. С февраля 1932 г. до октября 1933 г. Кравченко находился в секретной командировке. С ноября 1933 г. до февраля 1935 г. – начальник штаба Казанских курсов усовершенствования старшего и среднего технического начсостава. Карьера будущего генерала складывалась, казалось бы, успешно, но 30 октября 1934 г. он был исключен из партии за пьянство и дебош и понижен в звании на одну служебную категорию…

С середины февраля 1935 г. по май 1935 г. работал в должностях старшего преподавателя тактики и начальника общевойскового цикла Саратовского бронетанкового училища. В последующие годы Кравченко продолжал преподавательскую работу. В январе 1939 г. было два важных события в жизни Андрея Григорьевича: его восстановили в партии и присвоили очередное воинское звание – «полковник».

С мая по август 1939 г. Андрей Григорьевич был офицером для особых поручений при командующем Приволжским военным округом. С августа 1939 г. по декабрь 1939 г. – начальник штаба 61-й стрелковой дивизии в г. Пензе. С декабря 1939 г. по июнь 1940 г. – начальник штаба 173-й мотострелковой дивизии, в составе которой участвовал в войне с белофиннами и в занятии территории Бессарабии. С июня 1940 г. по февраль 1941 г. – начальник штаба 16-й танковой дивизии в г. Котовск Одесской области. В его служебной характеристике, в ноябре 1940 г. написано: "Тов. Кравченко, участвуя на фронте борьбы с финской белогвардейщиной в должности начальника штаба дивизии, показал себя как храбрый, инициативный, решительный, волевой, хорошо разбирающийся в любой сложной обстановке боевой командир. За блестящее руководство частями в бою правительством награжден орденом Красного Знамени
Тов. Кравченко достоин выдвижения на должность командира дивизии с присвоением воинского звания генерал-майор во внеочередном порядке..."

Однако с марта 1941 г. полковник Кравченко А.Г. – начальник штаба 18-го механизированного корпуса в г. Аккерман, на территории Бессарабии. Здесь он и встретил Великую Отечественную войну… 18-й механизированный корпус в первые дни войны участвовал в боях на территории Бессарабии. 30 июня он был выведен из Аккермана в район Вапнярки для укомплектования и 4 июля передан в состав Юго-Западного фронта. 19 июля корпус вошел в состав 18-й армии и нанес контрудар по правому флангу 52-го армейского корпуса 17-й армии южнее Винницы, имея в своем составе 387 танков. 25 июля дивизии немецкой 17-й армии прорвали оборону в полосе 18-го механизированного корпуса и 17-го стрелкового корпуса в районе Гайсин, Тростянец.

Целую неделю танкисты сдерживали гитлеровцев на занятом рубеже. Короткими контратаками, огнем из засад изматывали фашистов, жгли их танки, истребляли пехоту. Сплошной гул стоял над полями. Жарко было танкистам. Но они выстояли в том первом бою. Отходили только по приказу, не оставляя без боя ни пяди родной земли, тем самым давая советскому командованию время для подтягивания резервов и дальнейшего наращивания сил для отпора врагу. Ведя оборонительные бои, корпус отходил в направлении Томашполь, Умань, Христиновка, Первомайск, Вознесенск, Николаев, Днепропетровск.

В сентябре 1941 г. корпус был переформирован в соответствующие танковые бригады, а полковник Кравченко был вызван в Москву, где получил назначение командиром 31-й танковой бригады, которую он сформировал к середине ноября 1941 г. в районе Костырово. Бригада вошла в состав 20-й армии. 31-я танковая бригада сразу же была брошена на фронт. Она участвовала в оборонительных боях на подступах к Москве в составе Западного фронта. 18 ноября 1941 г. в районе города Клина пять дивизий противника сосредоточились на узком участке фронта. Танкисты 31-й бригады совершили труднейший стокилометровый бросок, ночью ворвались в немецкие тылы и разбили резервы противника. За умелые действия в этой операции полковник Кравченко А.Г. получил свою первую награду в Великой Отечественной войне – орден Красного Знамени.

Потом были кровопролитные бои на Волоколамском шоссе, 31-я танковая бригада, под командованием полковника Кравченко преграждала путь гитлеровским танковым клиньям к столице. А с 6 декабря 1941 г. повела наступление, участвуя в контрнаступательной операции под Москвой, в направлении Солнечногорск – Волоколамск – ст. Шаховская.

В феврале 1942 г. 31-ю танковую бригаду вывели на доформирование, а комбриг получил новое назначение – заместителем командующего 61-й армией по бронетанковым и механизированным войскам. В апреле 1942 г. полковника Кравченко А.Г. назначили начальником штаба 1-го танкового корпуса, в составе которого он до июля участвовал в боях в составе Брянского фронта в районах Ливны, Землянок и Воронежа. В июле 1942 г. полковнику Кравченко А.Г. присвоили звание генерал-майора танковых войск и назначили командиром 2-го танкового корпуса, который вскоре был переброшен с Брянского фронта в состав Сталинградского и вел оборонительные бои на подступах к городу.

Осенью 1942 г. под станцией Клетская танкисты генерала Кравченко А.Г. дерзко разгромили тылы фашистов. В сентябре того же года генерала Кравченко А.Г. назначили на должность командира 4-го танкового корпуса, которым он командовал до января 1944 г., воюя в составе Юго-Западного, Сталинградского, Воронежского и 1-го Украинского фронтов.
4-й танковый корпус, входя в прорыв в районе Клетской, 19 ноября 1942 г. замкнул кольцо вокруг сталинградской группировки войск противника. В декабре 1942 г. корпус был передислоцирован на Воронежский фронт, где участвовал в окружении воронежско-касторненской группировки противника.

В январе 1943 г. 4-му танковому корпусу было приказано войти в глубокий прорыв и начать окружение противника в районе Касторной. Зима стояла морозная, птицы мерзли на лету. На полях – снег метровой толщины. Ночью корпус Кравченко вырвался на оперативные тылы гитлеровцев и устремился в направлении станций Горшечное – Касторная. Были разгромлены крупные части, взяты колонны пленных. Однако противник стремился смять советских танкистов. Сначала немцы попытались вывести всю воронежскую группировку из окружения кратчайшим путем: через Касторную на Курск. Но все атаки были отбиты. Тогда фашисты ценой огромных потерь прорвались на Горшечное, отрезав части Кравченко от тылов.

Генерал Кравченко А.Г. принял смелое решение: от Касторной ударить прямо по снежной целине на Ястребовку – районный центр и крупный узел дорог между Старым Осколом и городом Тим. Успех зависел от быстроты совершаемого танкистами маневра. Нужно было до предела усилить подвижность соединения. И Кравченко нашел выход. Танкисты захватили у врага откормленных, сытых лошадей. Пулеметные расчеты, бронебойщики и минометчики отправились на санях по целине, а танки – проселочными дорогами.

В первые же сутки удалось пройти 80 километров. На вторые сутки танкисты ворвались в село Ястребовка, разгромили вражеский гарнизон и приготовились встретить гитлеровцев. Но в наших частях начали сказываться нехватка горючего и недостаток снарядов. Лютый мороз и страх окружения погнали фашистов в Ястребовку. Враг был измотан, но еще не добит. Гитлеровцы непрерывно атаковали. Предложение о сдаче они отвергли. Поскольку не хватало боеприпасов, местами вспыхнули рукопашные схватки. А в это время на помощь 4-му танковому корпусу спешили танки и машины с боеприпасами, проделав 150 километров за одну ночь. Утром танкисты генерала Кравченко смяли врага. В последующем, наступая в направлении Белгорода и Харькова, корпус под командованием Кравченко А.Г. участвовал в первом освобождении 16 февраля 1943 г. города Харькова. За успешные боевые действия 4-й танковый корпус в феврале 1943 г. был преобразован в 5-й Сталинградский гвардейский танковый корпус.

После сдачи нашими войсками Харькова в марте 1943 г. корпус получил приказ выйти в район Белгород, Томаровка, а затем был выведен в район ст. Ржава Курской области на доукомплектование. Далее корпус наступал в направлении Богодухов, Ахтырка и к 1 марта вышел на рубеж Сумы, Лебедин, Зеньков. За успешные боевые действия 4-й танковый корпус в феврале 1943 г. был преобразован в 5-й Сталинградский гвардейский танковый корпус.
В это время корпус Кравченко А.Г. составлял резерв Воронежского фронта, в котором находился до 5 июля, то есть до начала сражения на Курской дуге. В тот период 7 июня командир корпуса – Кравченко Андрей Григорьевич получил новое воинское звание – генерал-лейтенант танковых войск. С 5 июля до конца месяца корпус вел оборонительные бои на белгородском направлении...

5 июля 1943 г. немцы начали наступление в направлении Прохоровки. Они прорвали фронт и пытались развить успех. На станцию Ржава генералу Кравченко поступил приказ: срочно выдвинуть войска корпуса, занять второй рубеж обороны и остановить продвижение фашистов. 6 июля было для корпуса самым тяжелым днем за всю Великую Отечественную. С полудня до сумерек над частями висели стаи «хейнкелей» и «юнкерсов», летевших в два-три яруса. Полторы тысячи вражеских самолето-вылетов выдержал корпус в этот день. От дыма взрывов на поле боя стало темно. Битва на Курской дуге потребовала от каждого танкиста стальной выдержки, нечеловеческого напряжения моральных и физических сил, искусства маневра.

В начале августа 5-й гвардейский перешел в наступление в общем направлении: Томаровка, Ахтырка, Лохвица, Пирятин, Киев. В октябре 1943 г. 5-й гвардейский танковый корпус, передислоцируясь на Лютежский плацдарм на правом берегу Днепра, переправился через реку Десну. На ней не было ни мостов, ни паромов, не было и времени, чтобы их навести и построить. Как ни старались разведчики найти доступный брод для танков (не глубже 1,3 метра), такого не оказалось. Комкор решил переправлять танки по глубокому броду. Паклей, пропитанной солидолом, проконопатили все щели и уплотнения. 3 октября 1943 г. началась уникальная переправа, машины медленно двигались по дну реки при глубине воды до двух метров. Над поверхностью воды плыла лишь небольшая часть башни с открытым люком. Таким образом, на другой берег переправились 70 танков, и корпус своевременно вышел на Лютежский плацдарм.
Героически дрались танкисты Кравченко А.Г. за Киев. В стесненных условиях городских улиц они сумели найти такие приемы ведения боя, которые помогли взять от танков все, на что они способны. Чаще всего танки наступали мелкими группами, а ночью нередко шли по городским улицам с зажженными фарами – пусть враг гадает: свои это или чужие.

За успешное форсирование Днепра и активное участие во взятии Киева корпус Кравченко А.Г. стал именоваться Сталинградско-Киевским гвардейским танковым корпусом, а его командиру гвардии генерал-лейтенанту танковых войск Кравченко Андрею Григорьевич Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 января 1944 г. было присвоено звание Героя Советского Союза.

В декабре 1943 г. после того, как наши войска оставили г. Житомир, корпус Кравченко был переброшен на житомирское направление в состав 38-й армии, а после взятия Житомира снова был переподчинен командующему 40-й армией и наступал в направлении Сквира, Звенигородка.

В январе 1944 г. гвардии генерал-лейтенант танковых войск Кравченко А.Г. был назначен командующим вновь сформированной 6-й танковой армии, которая до конца Великой Отечественной войны сражалась в составе 1, 2 и 3-го Украинских фронтов. 29 января 1944 г. 6-я танковая армия вступила в свое первое сражение. Началась Корсунь-Шевченковская операция, по замыслу которой 6-я танковая армия наносила удар в восточном направлении, на Звенигородку, идя навстречу 5-й гвардейской танковой армии 2-го Украинского фронта. Замыслом генерала Кравченко предусматривалось в центре главного удара одновременно с прорывом вражеской обороны ввести в брешь усиленный подвижный отряд, который своими решительными действиями должен дезорганизовать тылы врага и, не задерживаясь, выйти стремительным рывком навстречу войскам 2-го Украинского фронта. Так и получилось – Корсунь-Шевчснковское кольцо замкнулось.

При завершении окружения и ликвидации группировки вражеских войск командарм Кравченко А.Г. не раз демонстрировал свое военное искусство, руководил оперативными боями, непосредственно находясь в центре отчаянных кровопролитных схваток, подавая личный пример своим танкистам. Очень сложная обстановка создалась 12 февраля 1944 г. Не считаясь с огромными потерями, немцы решили любой ценой вырваться из окружения. Одновременно они предприняли сосредоточенные удары из районов Стеблева на Шендеровку и Лысянку, и Разино на Лысянку. Неся огромные потери, противник все-таки вклинился в боевые порядки советских войск. Создалась угроза прорыва фашистских танков в тыл советских войск, ведущих бой с окруженной группировкой. Но танкисты генерала Кравченко А.Г. сражались героически и сумели остановить и отбросить врага.

После завершения Корсунь-Шевченковской операции 6-я танковая армия вместе с другими советскими войсками стремительно развивала победоносное наступление на запад... Преследуя противника, 6-я танковая армия 26 марта 1944 г. вышла к реке Прут на участке Скулень, Унгены. Позади остался Южный Буг, с боями был преодолен Днестр. В Уманско-Ботошанской операции армия прошла с боями в тяжелейших условиях весенней распутицы около 300 километров.

В Ясско-Кишиневской операции 6-я танковая армия под командованием генерала Кравченко вводилась в прорыв в полосе 27 армии 2-го Украинского фронта в районе г. Яссы и развивала удар в направлении Бырлад, Фокшаны, Бузеу, Плоешти. Операция проводилась в рекордно высоком темпе, что требовало быстрого объединения усилий всех сил на решающих направлениях и гибкости управления войсками. И здесь основой наступления войск армии были широкий маневр, дерзкие, смелые удары танковых батальонов и целых бригад во фланг противника, выход в его тыл. Достаточно сказать, что 25 августа 1944 г. корпуса армии были удалены от окруженной группировки на 120 километров, а 27 августа они освободили Фокшаны, 29 августа вышли к Плоешти. В течение сентября 1944 г. 6-я танковая армия преодолела с боями расстояние в 800 километров.

12 сентября 6-я танковая армия была преобразована в гвардейскую. Всю осень и зиму 1944-1945 гг. армия почти не выходила из боев. Одна операция советских войск тогда перерастала в другую. Трудными, изнурительными были бои на венгерской земле. Фашистское командование всячески стремилось стабилизировать южный участок своего фронта, тем самым сохранить последние источники нефти в Венгрии, прикрыть военно-промышленные центры в Австрии и Южной Германии.

В начале декабря 1944 г. происходили тяжелые сражения по разгрому будапештской группировки немцев. И снова 6-я гвардейская танковая армия, которой командовал гвардии генерал-полковник танковых войск Андрей Григорьевич Кравченко, действовала на острие главного удара фронта. В феврале 1945 г. в Венгрии крупная немецкая группировка, состоящая из отборных дивизий, прорвалась в междуозерье Веленце – Балатон, тесня наши войска к Дунаю. Командование фронта решило ввести в сражение 6-ю гвардейскую танковую армию генерала Кравченко А.Г. Танковая армия совершила стремительный бросок, с ходу развернув корпуса по фронту, завязав танковые бои с противником. Гитлеровские дивизии на две трети состояли из «тигров», «пантер», «королевских тигров» с усиленной броней. В умелых руках советский танк Т-34 совершал чудеса, Танкисты просачивались в тылы фашистов по размокшей земле, подрывали мосты и мостики, отрезая пути отхода тяжелым машинам, и били «тигров», «пантер» с кормы, по бортовой броне, по ходовой части.

"Трое суток продолжалось небывалое в истории Великой Отечественной войны встречное танковое сражение. На полях боев остались сотни бронированных машин. Поле сражения около венгерского озера Балатон стало своеобразным учебным полигоном. Сюда приезжали генералы и офицеры восхищаться боевой работой танкистов, артиллеристов, летчиков, изучать и осваивать опыт танковой битвы.
В районе венгерского города Эстергома 6-я гвардейская танковая армия вышла к Дунаю, где соединилась с войсками 3-го Украинского фронта. Так было завершено окружение многотысячной будапештской группировки вражеских войск. Не счесть примеров героизма, проявленного в тех боях гвардейцами-танкистами…" (В. Жилин «Танкисты-герои 1943-1945 гг.», М., «Яуза» «Эксмо», 2008 г., с. 179).

Затем в ходе Венской операции в марте-апреле 1945 г. 6-я гвардейская танковая армия во взаимодействии с другими войсками фронта разгромила 6-ю немецкую танковую армию. Операция длилась 32 суток. Советские танкисты дрались отважно, смело проникали в расположение противника. Остатки 6-й немецкой танковой армии, чудом избежав полного окружения, отступили. Впереди была Вена. Танковая армия Кравченко обошла город с запада, чтобы избежать его разрушения, сохранить архитектурные ансамбли, исторические памятники для австрийского народа. 13 апреля 1945 г. столица Австрии была освобождена от фашистов. А в мае 1945 г. 6-я гвардейская танковая армия под командованием генерала Кравченко А.Г. участвовала в освобождении Праги.

В Европе война закончилась, но на Дальнем Востоке она еще продолжалась. У границ СССР стояла развернутая, более чем миллионная, японская Квантунская армия. 6-я гвардейская танковая армия была переброшена на Дальний Восток.

"В ночь на 9 августа 1945 года передовые отряды, а с утра и главные силы 6-й гвардейской танковой армии начали беспримерное наступление в Хингано-Маньчжурской операции. Мощной, стремительной лавиной рванулись ее колонны в глубь обороны врага. Ни сопротивление его, ни песчаные барханы, ни горные кручи, ни изнуряющая жара – ничто не останавливало танкистов, А неимоверные трудности возникли сразу же. К примеру, тучи пыли в пустынной местности, поднятые танками, закрыли колонны войск, до предела сократилась видимость, снизилась скорость движения. А этого-то и нельзя было допускать. И командарм отдает распоряжение: перестроить бригады в батальонные колонны, увеличить дистанцию между машинами. Чтобы еще уменьшить запыленность, машины в батальонных колоннах шли по пескам уступом в наветренную сторону. Скорость сразу же возросла. За первые сутки войска армии продвинулись на 120-150 километров.
Немало изобретательности, воинской сметки проявили воины во время преодоления хребтов Большого Хингана, которое началось на рассвете 11 августа. На перевалы заблаговременно были выдвинуты части и подразделения инженерных войск. Они строили мосты, прокладывали понтонные пути, оборудовали броды и переходы через ручьи и реки. Разведчики неустанно искали доступные маршруты. Автомобили и орудия в наиболее трудных местах перекатывали на руках, буксировали танками. И наоборот, с крутых склонов сами танки приходилось спускать с помощью тросов. Выше всяких похвал оказалось мастерство механиков-водителей. Их опыт действий в горной и гористой местности Румынии и Чехословакии оказались очень кстати". (Там же с. 182-183).

22 августа танкисты генерала Кравченко А.Г. полностью очистили от врага Ляодунский полуостров, освободили Порт-Артур и Дальний. "За умелое командование танковой армией, героизм и мужество, проявленные в боях с немецко-фашистскими захватчиками и японскими милитаристами в августе – сентябре 1945 года" генерал-полковник танковых войск Кравченко Андрей Григорьевич был дважды удостоен звания Героя Советского Союза и награждён второй медалью «Золотая Звезда». После завершения боевых действий на Дальнем Востоке генерал-полковник танковых войск Кравченко А.Г. продолжал командовать 6-й гвардейской танковой армией, преобразованной в июле 1946 г. в гвардейскую механизированную армию, в Забайкальском военном округе. В апреле 1948 г. его назначили командующим бронетанковыми и механизированными войсками Забайкальского военного округа.

C 20 апреля 1948 г. генерал Кравченко А.Г. – слушатель высших академических курсов Военной академии Генерального штаба им. Ворошилова К.Е. После окончания обучения на этих курсах он проходил службу в должности командующего бронетанковыми и механизированными войсками Прибалтийского, а затем Дальневосточного военных округов. С января по август 1954 г. генерал Кравченко служил на должности помощника командующего войсками Дальневосточного военного округа. 7 октября 1955 г. дважды Герой Советского Союза гвардии генерал-полковник танковых войск Кравченко А.Г. был уволен по состоянию здоровья в отставку с правом ношения военной формы одежды.

18 октября 1963 г. дважды Герой Советского Союза, кавалер двух орденов Ленина, трех орденов Красного Знамени, двух орденов Суворова I степени, орденов Богдана Хмельницкого I степени, Суворова II степени, Кутузова II степени, целого ряда медалей, а также кавалер десяти орденов и двух медалей иностранных государств, гвардии генерал-полковник танковых войск Андрей Григорьевич Кравченко скоропостижно скончался. Прославленного танкового военачальника, доблестного и героического защитника Отечества похоронили со всеми воинскими почестями в городе Москве на Новодевичьем кладбище.

В родном селе Андрея Григорьевича – Сулимовка Яготинского района Киевской области Украины – открыт музей прославленного Героя-танкиста, установлены бюст и мемориальная доска. В городе Киеве, на стене дома 9 «а» в Б. Михайловском переулке, в котором проживал Кравченко А.Г., размещена мемориальная доска. Бронзовый бюст был установлен в городе Саратове во дворе бывшего Саратовского танкового училища, в котором до Великой Отечественной войны преподавал Кравченко АГ. Именем доблестного защитника Отечества названы улицы в городах Киеве, Клине, Саратове и в столице нашей Родины г. Москве.


загрузка...

возврат назад Обновить страницу


события         архив         воспоминания         творческие работы         тесты по ЕГЭ         блог