Наступление немцев на Брянск и Вязьму в октябре 1941 г.


"По старой дороге на запад, за Вязьмой,
В кустах по оборкам смоленских лощин,
Вы видели, сколько там наших машин,
Что осенью той, в отступленье, завязли?"

А. Твардовский

Можно было ожидать, что наступление Гудериана на Брянск встретит серьезное сопротивление хорошо подготовленных к обороне советских частей, так как генерал Еременко приступил к созданию рубежа обороны не позднее 12 августа, сразу после разговора со Сталиным, когда атака казалась неминуемой. Даже во времена броска Гудериана на Украину, в августе, город Брянск представлял собой опасность для немецкого фланга. Русские военнопленные показывали, что там находился генерал Еременко со своим штабом и специальными штурмовыми частями.

Было известно, что Брянск – ключевой пункт обороны Москвы. Вокруг города росли густые леса, подступы к нему защищали болотистые низины. Из него красноармейцы то и дело устраивали вылазки против оголенного фланга Гудериана. И теперь, когда немцы готовились нанести решающий удар по Москве из района Рославль – Смоленск, сосредоточенные в Брянске и вокруг него советские армии представляли собой огромную опасность для фланга танковой группы Гудериана. Устранение этой угрозы являлось таким же непременным залогом успеха генерального наступления на Москву, как и ликвидация главных сил прикрытия в районе Вязьмы. Кроме того, Брянск был ещё и важным транспортным узлом. Таково было тактическое значение двойной битвы за Вязьму и Брянск.

Однако, атака Гудериана на оборонительные рубежи Еременко увенчалась успехом с первого захода. Прорыв произошел на участке советской 13-й армии. Стояла прекрасная сухая осень. Дороги в зоне боевых действий 2-й танковой группы оставались вполне проходимыми. Головная часть 24-го немецкого танкового корпуса, 4-я танковая дивизия, помчалась далеко вперед. В тот день танки 4-й танковой дивизии с боями прошли 130 километров. Советская 13-я армия полностью сдала позиции. Случилось то, что Еременко считал невозможным: в полдень 3 октября немцы взяли город Орел, находившийся в 20 километрах за линией Брянского фронта. Заставы перед городом оказались настолько застигнутыми врасплох, что не сделали ни единого выстрела.

5 октября 18-я немецкая танковая дивизия овладела Карачевом. Ловушка захлопнулась. Еременко понял, какая катастрофа нависла над его войсками. Он позвонил в Кремль и попросил разрешения прорываться. Но начальник генштаба Шапошников не захотел слышать об этом. Он велел Еременко ждать, и тот ждал. Но танковые соединения Гудериана не ждали. Передовые части усиленного 39-го танкового полка ударили на Брянск от Карачева – то есть с тыла, из точки, расположенной в 50 километрах от командного пункта Еременко. 6 октября 17-я танковая дивизия генерала фон Арнима быстрым броском захватила Брянск и мост через Десну. Руководство войсками Брянского фронта было парализовано. Армиями фронта в течение десяти следующих суток руководил напрямую Генштаб, не зная в деталях складывавшуюся на месте обстановку.

Один из важнейших железнодорожных узлов европейской части России уже принадлежал немцам. 2-я танковая группа Гудериана и 2-я армия, наступавшая с запада, соединились. Прикрытие к северу от Карачева обеспечивала 18-я танковая дивизия и находившийся в оперативном подчинении ее командования мотопехотный полк «Великая Германия». В ловушке оказались три советские армии – 3, 13 и 50-я. Было 6 октября. Ночью выпал первый снег. На несколько часов вокруг стало белым-бело. Утром снег растаял. Дороги превратились в непролазные болота. На приведение в порядок дорог немцы бросали целые пехотные дивизии. Солдаты трудились как одержимые для того только, чтобы не останавливалось продвижение вперед.

Севернее, вдоль трассы Смоленск – Москва, наступление также началось успешно. 4-я танковая группа Гёпнера пустила три танковых корпуса – 40, 46 и 57-й корпуса – через позиции советских войск к югу от шоссе в Рославле позади 2-й танковой дивизии. Они развернулись веером и своим левым флангом ударили на север в направлении автомобильной трассы.

6 октября головные части 10-й танковой дивизии находились всего в 17-18 километрах к юго-востоку от Вязьмы, где вели бои с отступавшими советскими войсками. Вязьменское сражение достигло апогея. Ночью красноармейцы несколько раз предпринимали попытки прорваться через кольцо. С наступлением темноты показалось, будто бескрайние леса вокруг ожили. Стреляли отовсюду. Рвались боеприпасы, полыхали скирды соломы. Взлетали в черное небо сигнальные ракеты, на несколько секунд высвечивая фрагменты зловещих сцен, разыгрывавшихся внизу. 6 октября все три армии фронта (27 дивизий) оказались в окружении в районе Брянска.

Упорные бои развернулись в районе Мценска. В бригаде полковника Катукова имелось 49 танков. Катуков грамотно и умело применил метод танковых засад, устраивая их на выгодных для себя позициях. Когда утром б октября колонна немецких танков выступила из Орла, тридцатьчетверки нанесли ей столь сильный удар, что более 30 танков противника остались догорать на поле боя. Бригада Катукова в этом бою потеряла 6 танков. Измотав противника, бригада в ночь на 7 октября отошла на новый оборонительный рубеж. Оценил профессионализм Катукова и Гудериан: "Южнее Мценска 4-я танковая дивизия была атакована русскими танками, и ей пришлось пережить тяжелый момент. Впервые проявилось в резкой форме превосходство русских танков Т-34. Дивизия понесла значительные потери. Намеченное быстрое наступление на Тулу пришлось пока отложить. Особенно неутешительными были полученные нами донесения о действиях русских танков, а главное, об их новой тактике. Русская пехота наступала с фронта, а танки наносили массированные удары по нашим флангам. Они кое-чему уже научились". Ожесточенные бои под Мценском длились семь суток, за это время катуковцы, по советским сводкам, подбили 133 танка и уничтожили 49 орудий. Это позволило выиграть время для организации обороны Тулы.

В районе было много отбившихся от своих частей красноармейцев. Передовому командному пункту 40-го немецкого танкового корпуса пришлось сражаться не за победу, а за жизнь. Где находилась линия фронта? Кто кого окружал? Когда наконец кончилась длинная ночь, в предрассветном мареве нового дня, 7 октября, попытался вырваться из кольца советский кавалерийский эскадрон. Позади шло несколько грузовиков с женщинами, военнослужащими Красной Армии. Пулеметчики 2-й танковой дивизии пресекли попытку прорыва. Пулеметчикам пришлось пережить неприятные минуты, когда кони и всадники падали на землю под длинными хлесткими очередями.

Утром 7 октября большая часть авангарда 10-й танковой дивизии генерала Фишера проложила себе путь через грязь и вышла в предместья Вязьмы. Два танковых корпуса Гота – 56-й и 41-й – и 6-й пехотный корпус, осуществив прорыв на участке высоты к западу от Холма, к северу от Московского шоссе столкнулись с очень упорным сопротивлением Красной Армии, которое оказали им несколько хорошо окопавшихся пехотных советских дивизий, а также танковые бригады. Ввиду крайне неудобной местности генерал-полковник Гот объединил танки 56-го танкового корпуса – в большинстве своем Т-III – в «танковую бригаду Колля», которая, продвигаясь по гати из уложенных в грязь бревен, после ожесточенных боев с противником прорвала советские позиции на реке Вопь. Следовавший позади 41-й танковый корпус обеспечивал прикрытие северного фланга атакой на Сычевку силами 1-й танковой и 36-й моторизованной дивизий.

Тем временем 6-я и 7-я танковые дивизии достигли неповрежденного моста через Днепр в Холме и тоже устремились к Вязьме. Вечером 6 октября 7-я немецкая танковая дивизия, некогда находившаяся под командованием Роммеля и служившая ударной частью во Французской кампании, вышла на Московское шоссе в тылу противника, повернувшись фронтом к западу уже в третий раз за пятнадцать недель. 7 октября танкисты Гота встретились с танкистами Гёпнера в Вязьме. Кольцо окружения вокруг шести советских армий, включавших в себя 55 дивизий, замкнулось. В то время под Брянском два корпуса Гудериана также захлопнули северный и южный капкан за тремя армиями (26 дивизиями) Еременко.

Вновь наступили тяжелые времена для пехоты, которой приходилось сдерживать отчаянные попытки прорыва русских, пробивавших бреши в кольце, уничтожавших отдельные опорные пункты. Немалой заботой становились и пленные. Бои продолжались до 17 октября. Конечно, части и отдельные группы окруженных красноармейцев прорывались из котлов, особенно из южного – в Брянске, Удалось избежать плена и генералу Еременко с его штабом. Сам командующий получил серьезное ранение, и его пришлось эвакуировать по воздуху.

8 октября советские войска Западного фронта потерпели сокрушительное поражение под Вязьмой. Высшее военное руководство РККА узнало о разгроме войск из передачи немецкого радио. Советское командование просто не могло себе представить, что немцы способны прорваться на глубину 120 км. Сталин приказал привести в полную боевую готовность Московский оборонительный район. Великая битва и первая фаза операции «Тайфун» – завершились. В плен попало 663 000 советских солдат и офицеров; 1242 танка и 5412 артиллерийских орудий были уничтожены или достались немцам в качестве трофеев, и это всего через три недели после сражения за Киев. В советской обороне образовалась огромная брешь. Группа армий «Центр» получила свободу маневра для основной массы своих танковых и моторизованных соединений, для решающего наступления на столицу – второй фазы операции «Тайфун». Двойное сражение за Вязьму и Брянск являлось хорошо подготовленной и проведенной немцами операцией по охвату и окружению советских войск. Охватными клиньями служили мобильные соединения трех танковых групп. В операции принимали участие тесно взаимодействовавшие между собой пехотные дивизии трех немецких армий. Войска, защищавшие советскую столицу, были окружены и разгромлены: дорога на Москву лежала открытой.



загрузка...

события         архив         воспоминания         творческие работы         тесты по ЕГЭ         блог